Приднестровское урегулирование в 2021 году: есть ли перспективы?

Главная / Аналитика / Приднестровское урегулирование в 2021 году: есть ли перспективы?
Сергей ЧЕБАН В переговорах Кишинева и Тирасполя вряд ли стоит ожидать прорыва, однако трения между ключевыми международными игроками могут серьезно пошатнуть статус-кво вокруг приднестровского урегулирования Вчера Майя Санду провела первое заседание Высшего совета безопасности под своим председательством. Мероприятие предоставило возможность максимально широко и подробно обсудить складывающуюся ситуацию в стране, а также принять ряд важных политических решений. Вероятнее всего, участники заседания не обошли своим вниманием и проблематику приднестровского урегулирования, которая пока хоть и не значится среди главных тем для нового президента, но так или иначе сохраняет свою актуальность. Помимо важности определения стратегического видения по отношению к приднестровскому вопросу, нынешнее временное правительство нуждается в понимании текущей позиции политического руководства страны по некоторым техническим моментам, влияющим здесь и сейчас на взаимоотношения с Тирасполем. В эти дни в Молдове с рабочим визитом находится спецпредставитель ОБСЕ по приднестровскому урегулированию Томас Майер-Хартинг, который сохранил свою должность и продолжит в течение года оказывать помощь Швеции в менеджменте переговоров. Кроме необходимости подготовки предстоящего визита председателя ОБСЕ, шведского министра иностранных дел Анн Линде в Молдову, вероятно, дипломат прибыл с вполне конкретной практической целью: измерить «температуру» в диалоге Кишинева и Тирасполя, чтобы спланировать работу на 2021 год и составить повестку приоритетных задач. Минувший год, как известно, выдался особенно непростым для переговорного процесса. Эффект пандемии наложил негативный отпечаток на взаимоотношения Кишинева и Тирасполя, которые решили побить все горшки, вместо того, чтобы, сопрягая усилия, опыт и ресурсы, совместно противостоять большой общей проблеме. По всей видимости, сказался и дефицит внешнего внимания, из-за чего ситуация развивалась по такому сценарию, при котором обе стороны больше потеряли, чем приобрели. В итоге процесс урегулирования достиг очередных критических показателей (минимум встреч на всех уровнях, отсутствие заседания в формате «5+2»), а международные участники так и не нашли возможности собраться для консультаций. Обильное накопление в течение 2020-го очередного вороха проблем вкупе со сложно предсказуемым развитием внутриполитической ситуации в стране вряд ли сулит большие перспективы в деле нормализации положения в приднестровском вопросе и в наступившем году. Как отмечают эксперты, международные участники переговорного процесса, выжидая большей определенности в борьбе с пандемией, пока сохраняют пониженный интерес к приднестровской тематике. Они явно не спешат с какими-либо дельными инициативами, которые помогли бы реанимировать хоть сколько-нибудь результативный диалог Кишинева с тираспольской администрацией и вернуть эту проблему в международный дискурс в качестве одной из наиболее близких к окончательному разрешению. В этих условиях главные ожидания, по-видимому, связаны с позицией новой администрации Белого дома, которая в ближайшее полугодие будет (ре)формулировать свои дальнейшие подходы в отношении постсоветского пространства. Прежде всего, это касается Молдовы и Украины, на территории которых продолжают существовать неурегулированные конфликты со значительным присутствием российского фактора. Тем временем Москва, судя по всему, сконцентрирована преимущественно на молдавской предвыборной повестке и, в особенности, на необходимости обеспечить успешный реванш экс-президенту Игорю Додону и партии социалистов в случае проведения внеочередных выборов в законодательный орган страны. Приднестровская тематика, похоже, продолжает рассматриваться кремлевскими стратегами в качестве функционального вспомогательного ресурса. А на какие-либо радикальные изменения на постсоветском региональном периметре под внешним влиянием Москва, скорее всего, будет реагировать по ситуации. В то же время, многие наблюдатели уверены, что обстановка вокруг Молдовы и Украины, так или иначе, будет меняться и вполне возможно весьма стремительно. Ключевым триггером станет усиление противостояния Вашингтона и Москвы, которое будет иметь различные точки преломления, включая и наш регион. Таким образом, сложившийся за последние 30 лет региональный баланс с высокой долей вероятности будет смещен со всеми вытекающими из этого последствиями. Бухарест, будучи одним из значимых стратегических союзников США в регионе и близким партнером Молдовы, устами министра иностранных дел Богдана Ауреску уже намедни призвал власти Евросоюза взять на себя ведущую роль в разрешении замороженных конфликтов, в том числе приднестровского. В этом плане шведское и следующее за ним председательство Польши в ОБСЕ позволяет Западу приступить к реализации более последовательной принципиальной линии по нейтрализации российского влияния и поддержке Киева и Кишинева. Украина, к слову, уже работает на опережение и готовит условия для принятия новым американским руководством военно-стратегических решений. Речь идет об очередном законе, принятом Верховной Радой, о размещении иностранных войск на территории государства в 2021 году. Связано это, скорее всего, с планами США провести вместе с европейскими союзниками самые масштабные военные учения со времен развала СССР — «Defender Europe 2021». Поэтому вероятное вовлечение в мероприятие украинских и молдавских подразделений может иметь вполне конкретную цель по отработке плана нейтрализации российской военной группировки, расположенной на левобережье Днестра, с привлечением сил североатлантического альянса. Таким образом, наша региональная платформа в ближайшие годы может стать местом активных геополитических трений, а политическое урегулирование приднестровского конфликта — приблизиться к своей окончательной развязке.
1