Геополитический привкус молдавских выборов

Главная / Аналитика / Геополитический привкус молдавских выборов
Владимир РОТАРЬ Геополитика в очередной раз выходит на первый план избирательной кампании в Молдове. Возросшая активность международных партнеров, а также резонансные заявления видных официальных и не совсем деятелей, вроде того же Джона Болтона, только подливают масла в огонь Предвыборная кампания в Молдове набирает обороты. Один из главных ее трендов — интеграция идеологически схожих сил в более крупные формирования. Так, консолидирует своих сторонников Ренато Усатый в рамках одноименного блока, с горем пополам пытаются сколотить единый блок под стягами «Альянса за объединение румын» (AUR) унионисты. А наиболее заметным проектом подобного толка, безусловно, стал альянс социалистов и коммунистов. Но если обрамление и действующие лица выборов и претерпевают изменения от одного избирательного цикла к другому, то вот что остается неизменным, так это их смысловое наполнение. Речь идет, конечно же, пресловутой о геополитической повестке, которая вновь врывается на первый план. По всей видимости, за неимением лучших идей (у ключевых участников кампании все рецепты развития республики, так или иначе, базируются на массированной помощи из-за рубежа) одни начинают разгонять антизападные настроения, другие же — вовсю рассказывать о прелестях евроинтеграции. Впрочем, сказать, что геополитика в нынешних выборах появилась на пустом месте, тоже нельзя. Даже беглый взгляд на текущие процессы обнаруживает резко возросшую активность международных партнеров, в первую очередь западных, которая явно выходит за рамки традиционного межгосударственного сотрудничества. Как всегда, крайне деятелен Посол США Дерек Хоган, который регулярно проводит встречи с руководством не только страны и партий-участников выборов, но и, к примеру, ЦИК, что уже вызывает вопросы. Старается не отставать от американского коллеги глава делегации Евросоюза Петер Михалко, попутно вновь акцентируя внимание на огромных объемах финансовой помощи, предоставленной ЕС нашей стране. Хотя до выборов еще далеко, успел уже высказаться и МИД Румынии. Главный румынский дипломат Богдан Ауреску выразил надежду, что они пройдут «прозрачно и корректно», причем сразу же выразил симпатии президенту Майи Санду, ее команде и программе, чтобы молдавские избиратели точно не запутались, за кого им нужно будет голосовать 11 июля. Неудивительно, что лидеры новоиспеченного левого блока ПСРМ-ПКРМ — главного противника прозападной PAS — практически в унисон стали раскручивать тему защиты суверенитета и государственности Молдовы. «Те, кто продвинул нынешнего президента, чтобы она выиграла выборы, хотят взять под контроль парламент и правительство. Я говорю о Западе. Европейский союз и Соединенные Штаты сделали все возможное, чтобы на тех выборах был результат, который мы получили. Страна действительно в опасности. Если мы не остановим эту попытку захватить государственные институты и структуры, мы потеряем государство», — предостерегает Игорь Додон. Ему вторит Владимир Воронин, твердящий про «натовских солдат» в Молдове и опасность потери нейтралитета и независимости. На такую уже подогретую почву идеально легла растиражированная в молдавских СМИ (особенно, из медиасетки социалистов) статья бывшего советника Дональда Трампа Джона Болтона. Точнее, цитата из нее, касающаяся Молдовы и приднестровского конфликта: «Молдова, зажатая между Украиной и Румынией, представляет собой замороженный конфликт, готовый к «разморозке». Якобы независимое Приднестровье, изобретенное Россией, существует отдельно от Молдовы только благодаря продолжающемуся военному присутствию Москвы. Простое привлечение мирового внимания к этой аномалии, возникшей после прошлой холодной войны, потрясло бы Кремль, а решительное новое правительство в Кишиневе теперь дает Вашингтону возможность активизировать свои действия». Разумеется, подобная мысль, изложенная одним из заметных политических деятелей США последних лет, мгновенно была использована в электоральных целях против Майи Санду (и ее партии, само собой), которую и до этого уже обвиняли в стремлении разморозить приднестровский конфликт. Попытаемся проанализировать это заявление без предвыборной шелухи. Джон Болтон — специфический персонаж американской политики, один из так называемых «ястребов» и сторонник прямолинейных методов, преимущественно силового характера. Он явно не совсем стыковался с предыдущим американским президентом, который, несмотря на воинственную риторику, на деле старался избегать военных решений, а своего советника использовал главным образом в качестве своеобразного «пугала» для наиболее строптивых партнеров. Однако после срыва Болтоном соглашений с Талибаном и его настойчивых попыток развязать вооруженный конфликт с Ираном этот «человек войны» был удален из Белого дома. Мнение Болтона — это отражение мышления, прежде всего, наиболее радикального крыла американской политики и не может считаться универсальным срезом настроений, царящих в военно-политических кругах Вашингтона. С другой стороны позиции ястребов с учетом современной геополитической конъюнктуры имеют заметные тенденции к укреплению. Новая Холодная война больше не является теоретическим концептом — это уже наступившая реальность. Ее главный очаг в перспективе пройдет по линии противостояния между Вашингтоном и Пекином, а пока в центре международного внимания находится  российско-американский фронт. В условиях усиливающегося накала противоборства двух держав Белый дом, как видно из действий новой американской администрации, возвращается к идее создания и укрепления вокруг России пояса сдерживания из недружественных государств. Молдова в этом смысле, несмотря на свой объективно низкий военно-политический потенциал, также представляет немалый интерес, в основном из-за неурегулированного конфликта с левобережными территориями и распложенных там российских войск. Последние являют собой крайне удобную мишень, уязвимую как по причине малочисленности самой группировки, так и объективных трудностей для оказания ей оперативно-тактической помощи. Ранее среди американских стратегов и аналитиков в отношении российского контингента в Молдове не было единого мнения. Так, в одном из докладов влиятельной RAND рекомендовалось не способствовать удалению этой группировки с молдавской территории, поскольку само ее наличие, во-первых, не представляет какой-либо сущностной угрозы, а, во-вторых, истощает российские ресурсы, ограничивая потенциал РФ на других направлениях. Впрочем, есть и альтернативные точки зрения на этот счет, одну из которых откровенно и изложил Болтон. При этом опасения того, что прежде радикальные сценарии могут больше не считаться таковыми и быть приняты в разработку, в свете текущих реалий нельзя считать безосновательными. Тем более, глядя на активную милитаризацию черноморского региона с обеих сторон. Сможет ли Молдова эффективно противостоять попыткам извне разморозить конфликт на ее территории, в случае если таковые реально будет иметь место? Думается, вряд ли. Суверенитет и подлинная независимость, о сохранении которых сейчас говорят левые партии, на деле уже давно являются во многом эфемерными. Наша страна плотно сидит на игле внешнего финансирования (без которого ее развитие, да и просто стабильное существование практически невозможно), и наглухо привязана к  процессам встраивания в единый евроатлантический фронт. Будучи объектом, а не субъектом международной политики, изменить подобное положение дел Кишиневу будет архисложно. Остается лишь уповать на то, что позиции условных «болтонов» в ближайшее время не возобладают в американском истеблишменте, а разрядка отношений между ведущими мировыми державами — не за горами. Но в последнее верится откровенно с трудом.
1