Нелегкий выбор «промолдавских» сил: объединиться ради выживания или исчезнуть с политической арены

Главная / Аналитика / Нелегкий выбор «промолдавских» сил: объединиться ради выживания или исчезнуть с политической арены
Владимир РОТАРЬ Проигрыш выборов грозит силам, идентифицирующим себя в качестве «прогосударственных», фатальными последствиями На днях компания iData опубликовала результаты опроса, посвященного предстоящим досрочным парламентским выборам. Согласно исследованию, в состав главного законодательного органа страны уверенно проходят только три формирования: пропрезидентская PAS (39,1 %), блок коммунистов и социалистов (33,4 %) и партия «ШОР» (10,1%). Остальные рискуют остаться за бортом: занявшая четвертое место политсила Ренато Усатого нуждается в еще двух процентах голосов, чтобы соблюсти жесткий избирательный порог для блоков, немного недобирает «Альянс за объединение румын». Другие партии же находятся вдалеке от заветных пяти процентов. В то же время, как минимум, четверть наших сограждан пока не определилась с выбором, и в том числе за их голоса еще поборются все участники забега. Как видно из публичных заявлений, в PAS практически не сомневаются в своей победе, причем с получением единоличного большинства. Правда, многие эксперты сомневаются в достижимости такого результата, хотя и признают, что, если не случится форс-мажоров, именно у «Действия и солидарности» будет крупнейшая фракция в легислатуре. С другой стороны, само по себе это ничего не дает: раз никто не сможет сформировать правящую коалицию в одиночку, то все равно нужно будет договариваться с другими победителями. А, как свидетельствует весь опыт парламентской жизни страны, с этим всегда возникают колоссальные проблемы. Впрочем, нет сомнений, что необходимый импульс готовы придать международные партнеры Кишинева, которые все активнее проявляют себя в молдавской политической жизни. Вашингтон, Брюссель и Бухарест сейчас нередко преступают границы допустимого в межгосударственных отношениях, стремясь обеспечить любой ценой лидирующие позиции для своих протеже. Это, в свою очередь, вызывает закономерные отповеди Кремля, обвиняющего западные столицы во вмешательстве во внутренние дела Молдовы. Таким образом, придается геополитический оттенок еще одному электоральному циклу, который вместо презентации позитивных программ развития в очередной раз скатывается к банальному противопоставлению «запад-восток». В заданной системе геополитических координат оперируют и основные участники кампании. На одной стороне ринга находятся прозападные силы, исповедующие полную лояльность евроатлантическому курсу страны. Это достаточно разношерстная толпа во главе с номинальным лидером Майей Санду, которая скорее используется в качестве знамени, а не реального предводителя. В конце концов, на этом фланге действуют партии и политики, нередко проявлявшие практически враждебность к главе государства. Проевропейские формирования разобщены и постоянно конкурируют между собой, что легко проследить на примере истории блока ACUM. Все никак не могут объединиться и унионисты. В последнее время наметилось два условных центра притяжения — Альянс за объединение румын (AUR) и Партия национального единства, к которым тяготеют мелкие унионистские проекты. За счет прямых ассоциаций с успешной одноименной парламентской партией в Румынии AUR, по всей видимости, вырывается вперед. Однако сохраняющаяся дисперсия в унионистской среде грозит профильным партиям очередным проигрышем и непопаданием в парламент. Правые давно научились искусно эксплуатировать свою проевропейскую ориентацию, успешно торгуя ей на Западе в обмен на деньги и публичную поддержку (легко конвертируемую в избирательные баллы). Проблема в том, что каждый «продавец» видит себя монополистом рынка — сейчас на эту роль претендует PAS — не желая делиться с остальными «единомышленниками». Свести хоть к какому-то общему знаменателю эту массу удается только благодаря сконцентрированным усилиям США, ЕС и Румынии. Вчера, кстати, Брюссель выкатил свой «последний довод», утвердив выделение инвестиционной помощи Молдове в размере 600 млн. евро. Известие было донесено лично президентом Майей Санду. Такая щедрая финансовая «морковка» — четкий сигнал для всех сомневающихся и строптивых, которые теперь могут соблазниться еще и участием вместе с PAS в осваивании столь крупного пирога. В другом углу — левоцентристские силы. Большинство из них, так или иначе, имеют налаженные связи с Москвой, но в отличие от своих противников не бравируют геополитическим ориентиром, предпочитая идентифицировать себя в качестве «промолдавских» или «прогосударственных». В этом секторе также наблюдается «феодальная раздробленность» (исключение — создание блока коммунистов и социалистов) и, следовательно, множество крупных и не очень игроков вроде Гражданского конгресса и Партии развития и объединения Молдовы. На грядущих выборах все эти формирования будут вынуждены столкнуться сразу с тремя мощными контрфакторами: влиянием западных партнеров, флером от президентских выборов и выигрыша Майи Санду, а также расширением голосования диаспоры. Нивелировать их могла бы взаимная кооперация, но пока ее не наблюдается. Наоборот, зачастую левые и центристские партии больше заняты критикой друг друга, нежели своих идеологических оппонентов. При этом вопрос победы на парламентских выборах для левого фланга приобретает витальное значение. Пример соседней Украины в этом плане — показательный. После получения всей полноты власти «зеленая команда» инициировала поэтапную зачистку политического пространства страны, включая запрет неугодных партий, санкции против оппозиционных политиков и закрытие оппозиционных же СМИ. И процесс этот идет с молчаливого согласия Европейского союза и при полном одобрении Соединенных Штатов. Нет сомнений, что подобные события в случае однозначного выигрыша правых будут иметь место и в нашей республике. С конечной целью в виде окончательного закрепления триумфа евроатлантически ориентированных сил на молдавском олимпе и дальнейшей маргинализации их оппонентов. Поэтому в сложившейся ситуации логичным видится продолжение объединительных тенденций среди левоцентристских партий с перспективой образования одного мощного блока, в авангарде которого стояли бы наиболее популярные и авторитетные лидеры — благо, в отличие от тех же унионистов, здесь они есть. Это могло бы создать привлекательную для избирателя альтернативу и предельно мобилизовать ядерный электорат. В ином случае все эти силы рискуют на долгие годы оказаться отстраненными, как минимум, от рычагов управления страной, а, как максимум, — вообще от присутствия на политической арене страны.
1