Румыния радикально решает языковой вопрос в Молдове

Главная / Аналитика / Румыния радикально решает языковой вопрос в Молдове
Сергей ЧЕБАН Румыния потребовала от Украины признать несуществующим молдавский язык. Такой же запрос в скором времени следует ждать и Молдове — тем более что после досрочных парламентских выборов у Бухареста будет мощный идейный союзник в Кишиневе в лице правых, давно готовых окончательно перевернуть страницу языковой неопределенности страны  Языковой вопрос прочно закрепился во внутримолдавской и региональной политике, сопровождая практически все избирательные кампании. Помимо узкой политико-гуманитарной значимости для Молдовы, проблематика румынского/молдавского языка имеет и выраженные геополитические оттенки, которые, по-видимому, могут выйти на первый план в ближайшее время. В конце мая госсекретарь министерства иностранных дел Румынии Дан Некулэеску, находясь с рабочим визитом в Украине, призвал власти страны как можно быстрее официально отказаться от использования наименования «молдавский язык» и обеспечить права румынского меньшинства. При этом он напомнил, что в ходе апрельского визита главы МИД Украины Дмитро Кулебы в Бухарест тот подтвердил позицию Киева о тождественности румынского и молдавского языка, выразив готовность предпринять соответствующие меры юридического характера. Так, было отмечено, что Министерство образования Украины направило инструкции местным властям о применении этих положений украинского законодательства, в том числе в Одесской области. 19 июня во время встречи министров иностранных дел Румынии и Украины на полях Дипломатического форума в Анталии Богдан Ауреску в очередной раз говорил о важности устойчивых решений для румыноговорящего меньшинства в Украине, подчеркнув, что после предыдущей встречи Бухарест ожидает скорейшего официального признания Киевом отсутствия молдавского языка. Вопрос румынской/молдавской общины в отношениях между Бухарестом и Киевом является одним из наиболее сложных, прежде всего для украинских политиков. Те на протяжении последних десятилетий старались, несмотря на настойчивость румын, избегать разговоров на эту тему. Ее замороженное состояние вполне устраивало Киев, который выдерживал дистанцию от сложных идентичностных дебатов, затрагивающих в большей степени Молдову с её внутренней национальной неопределённостью. Однако складывающаяся последние годы геополитическая ситуация, надо полагать, вынудила Киев всё же пересмотреть свою позицию. В первую очередь, это может быть связано с планами украинских властей по усилению интеграционной работы с военно-политическими и евроатлантическими структурами Запада. В этом деле дипломатическая поддержка со стороны группы ближайших европейских союзников Вашингтона, одним из которых, вне всякого сомнения, является Румыния, будет как нельзя кстати. Известно, что в отношении молдавского языка Бухарест придерживается позиции, что «альтернативный румынский язык на кириллической графике» является ничем иным, как продуктом антирумынской пропаганды СССР, сохраняющийся в виде рудимента только в некоторых регионах Украины и непризнанного Приднестровья.  Тут, судя по всему, румынские власти уловили подходящий момент и под предлогом реализуемой Киевом внешнеполитической линии, в том числе направленной на декоммунизацию, оказывают на него методичное давление, чтобы добиться прогресса в этой долгоиграющей языковой проблеме. В минувшем году Национальный совет румын Украины насчитал порядка полумиллиона человек, являющихся румынами по происхождению, и обратился к Бухаресту за содействием в получении для этого сообщества автономного статуса. Румынское меньшинство традиционно является одной из наиболее активных общин, которая борется не только за свои лингвистические права и образование на родном языке, но и за изменение топонимики, а также формирование приходов Румынской православной церкви на территории Украины. Это стимулирует Бухарест к целенаправленному продвижению идеи удаления молдавского языка из внутриукраинского обихода и усилению поддержки своих соотечественников, число которых может существенно подрасти за счёт унифицированного подхода к румынско-молдавской общине. Невзирая на и без того едва слышные протесты «хранителей» молдавской культуры и языка в Украине, украинские власти, судя по всему, приняли для себя принципиальное решение и более не готовы обособлено рассматривать различные субгруппы румынской общины. Скорее всего, в Киеве уже не видят больших рисков, связанных с консолидацией румынского меньшинства, которое впоследствии может стать дополнительным инструментом влияния Бухареста. Региональные интересы Румынии, как известно, рассредоточены в Украине и Молдове, включающие в себя отдельные части бывшей Бессарабии, которая была отторгнута Советским Союзом у Румынии в 1940 году. Волевое решение Киева об исключении молдавского языка может стать дополнительным стимулом и для Кишинёва, который пока в публичной плоскости сохраняет дискуссионный статус этой проблемы, предоставляя повод отдельным молдавским политикам спекулировать на лингвистической теме. Очевидно, что среди молдавских элит давно сложился молчаливый консенсус по данной проблеме, несмотря на то, что язык по-прежнему остаётся краеугольным камнем «молдавского мифа», который лежит в основе статалистской идеологии, используемой преимущественно крупными политическими проектами на левом фланге. В определённой степени опасения, транслируемые партиями левого толка, оправданы, поскольку выемка языкового компонента, который порой является ключевым в национальном самоопределении граждан, грозит плавной деформацией идентичностного кода жителей нашей страны, если конечно молдавское руководство не планирует целенаправленно приступить к реализации новой национально-идентитарной политики. Тут следует вспомнить, что в апреле этого года Майя Санду, отвечая в ПАСЕ на вопрос румынского представителя, заявила, что проблема переименования молдавского языка на румынский является по большому счёту технической задачей, которая могла бы быть решена волевым решением парламента. Это, скорее всего, говорит о том, что действующий президент осознаёт искусственный характер вопроса, который не вызывает болезненных реакций в молдавском обществе и может быть с лёгкостью закрыт, особенно в условиях ожидаемого большинства, которое сформирует близкое главе государства политформирование. Насколько резонансной является тема наименования языка в нашей республике, вероятнее всего, мы сможем увидеть лишь в процессе открытого парламентского и гражданского обсуждения этого вопроса. Между тем, не стоит исключать, что Бухарест постарается поставить этот вопрос перед Кишинёвом как можно скорее и тем самым перевернуть эту страницу языковой неопределённости.
1