1
1
1

Румыния нацелилась стать главным оператором «новой Молдовы»

Главная / Аналитика / Румыния нацелилась стать главным оператором «новой Молдовы»
Сергей ЧЕБАН
В последние годы политика Бухареста на молдавском направлении носила инерционный характер. После парламентских выборов в РМ «старший брат» намеревается наверстать упущенное. Предложенный пакет помощи, вручённый недавно министром иностранных дел Богданом Ауреску — ни что иное, как попытка Румынии включиться в процесс внутренней перенастройки системы в Молдове, чтобы усилить собственное влияние на новое политическое руководство и страну в целом.
Итак, в ходе сегодняшнего первого заседания избранный парламент сформировал руководящие и рабочие органы. Дальнейшим шагом станет назначение нового правительства, а также глав других государственных институтов и организаций. В ближайший месяц кадровые расстановки займут основную часть работы «PAS», поскольку продемонстрировать быстрые и ощутимые результаты в сжатые сроки, скорее всего, вряд ли удастся. Тем не менее, уже с перового дня при реализации своих амбициозных планов по глубокому переформатированию госсистемы новые власти будут крепко опираться на своих основных международных партнёров по развитию: США, Евросоюз и Румынию. Не случайно под занавес минувшей недели в Кишинёв наведался глава МИД Румынии Богдан Ауреску. В ходе совместной с Майей Санду пресс-конференции румынский дипломат отметил, что в последнее время взаимодействие двух стран сильно замедлилось, однако, сейчас Бухарест рассчитывает на ревитализацию молдо-румынского сотрудничества. Первым шагом в этом направлении, по всей видимости, станет заключение нового договора о предоставлении Молдове безвозмездной программы финансовой помощи для реализации различных отраслевых проектов. Символично, что первый официальный визит после прошедших в нашей стране парламентских выборов решил совершить именно министр иностранных дел Румынии. Должно быть, что тем самым Бухарест демонстрирует остальным международным партнёрам своё желание стать главным оператором строительства «Новой Молдовы» и одним из основных ассистентов процесса внедрения реформ. Между тем, несмотря на рабочий характер поездки, есть основания полагать, что она знаменует собой начало переоценки и выстраивание качественно иной стратегии внешней политики Румынии в отношении своего соседа. В последние годы политика Бухареста на нашем направлении действительно сильно просела в силу отсутствия чёткой линии поведения. В большинстве случаев она маневрировала и подстраивалась под динамично меняющуюся внутриполитическую конъюнктуру в Кишинёве, в том числе отражая заигрывания с правительствами и политическими силами, ассоциированными с режимом Плахотнюка. В результате этого в июне 2019 года румынское посольство фактически было вынуждено оставаться в тени американской дипломатии, наблюдая со стороны за триумфом победы над главным молдавским олигархом. В предвыборный период Бухарест демонстрировал рассредоточенную позицию, пытаясь поддерживать различные политические силы, но так и не сумев консолидировать унионистский лагерь. Бухарест намерен менять подходы к Молдове. Оттого спешный «разведывательный» визит Ауреску в Кишинёв, по мнению экспертов, был более чем ожидаем. Скорее всего, основная цель приезда — это передать пакет предложений о помощи, а также увезти из Кишинёва встречные просьбы и пожелания, на которые после итогов недавних выборов готовы откликаться наши ближайшие соседи. По мнению ряда экспертов, Румыния для Молдовы не просто соседнее государство, а своего рода «старший брат», имеющий давние виды на «младшего» и добившийся в итоге роли политического «опекуна» нашей страны. Путем многолетней экспансии своего влияния Бухарест весь тридцатилетний период существования постсоветской «независимой» Молдовы взращивает новые поколения молдаван с румынской идентичностью. Эта данность с каждым годом все более заметено отражается в итогах избирательных кампаний. Политические силы, нацеленные на государственность и независимость страны от внешних сил, планомерно и неизбежно теряют популярность в обществе, воспитанном на общей «истории румын» и политических концепциях насильственно разделённого единого румынского народа. Значительная часть молдавского политического класса давно смирилась с этой реальностью, поскольку такая «опека» по-родственному сопровождается не только менторскими поучениями и финансовыми вливаниями, но и открывает доступ через «румынские коридоры» в Европейский Союз. Именно по этой геополитической причине Бухарест ожидаемо будет играть первостепенную роль в проевропейских устремлениях Кишинёва. Уже в ближайшей перспективе результатом активности Румынии может стать «приподнимание» места Молдовы во внешнеполитической повестке Брюсселя и её перемещение в группу стран с более твёрдой перспективой европейской интеграции.  Финансовая поддержка Бухареста будет возобновлена в рамках новой программы безвозвратной донорской помощи и, по-видимому, должна превысить предыдущий объём. При этом стоит ожидать ужесточение целевого использования этих средств на конкретные отраслевые проекты, которые могут сгенерировать дополнительный положительный эффект и укрепить имидж Румынии. Учитывая претензии Бухареста на роль лидера в «молдавских делах», можно ожидать формирования некоего целевого международного «фонда развития» Молдовы, в который румынские власти могут внести первый символический вклад. Не за горами и усиление экспансии румынского бизнеса, представители которого, пожалуй, лучше всех ориентируются и умеют работать в молдавских условиях. Главным преимуществом Молдовы, привлекающим румынские деловые круги, является наличие договора об ассоциации с ЕС, который обеспечивает свободный и беспошлинный доступ на европейские рынки, а также отсутствие жёстких регулятивных требований, применяемых на территории Евросоюза. Нет сомнений в том, что особый фокус Бухарест может сделать на стратегические проекты, которые должны экономически, энергетически, финансово-экономически, инфраструктурно и логистически связать Молдову с «европейским материком». Невзирая на всю сложность такой задачи, тем не менее, она вполне под силу Бухаресту и Брюсселю. Более того, такая плотная стыковка может стать главной гарантией бесповоротного курса республики в западном направлении. Безусловно, у румынского соседа в запасе немало планов в отношении новой «проевропейской» Молдовы, но еще больше надежд и позитивных ожиданий. Многолетний внутриполитический кризис в стране преодолен – вряд ли кто-то из новоиспеченной левоцентристской оппозиции в состоянии серьезно помещать Бухаресту управлять заблудшим «младшим братом», вставшим 11 июля на путь исправления. Это объясняет активность румынской дипломатии, которая не рискует упустить «уникальный шанс» и выдвигает свой вариант молдавской повестки. Предложенный пакет помощи, врученный министром Ауреску — ни что иное, как попытка включиться в процесс внутренней перенастройки системы, чтобы усилить роль Румынии, в том числе через кадры, которые, как известно, «решают всё». Кроме этого, наверняка в Бухаресте осознали, что со стороны молдавского и румынского общества есть явный запрос на модернизацию формулы реинтеграции двух государств. Как показали результаты выборов, эмоциональный агрессивный унионизм более не рассматривается гражданами в качестве востребованного политического проекта. По этой причине стоит ожидать от Бухареста переосмысления модели выстраивания взаимоотношений с Кишиневом: ведь если молдавское общество желает «унири», то прежняя концепция: «два государства – один народ» вполне может трансформироваться в «один народ – единое пространство».
1

Популярные материалы

Copyright © 2021. All rights reserved.
Читайте нас в соцсетях
1
1
1