1
1
1

Эволюция или революция? Что происходит на левом фланге молдавской политики

Главная / Обзоры / Эволюция или революция? Что происходит на левом фланге молдавской политики
Владимир РОТАРЬ
Уход Игоря Додона с поста главы социалистов предвосхищает грядущие перемены в левоцентристском политическом лагере республики. Но какими они будут?
Пока правящая партия наступает на одни грабли за другими, набивая все больше политических шишек, на левоцентристском фланге все больше усиливается ветер перемен. Более или менее оправившись от тяжелых поражений ноября 2020-го и июля 2021-го, профильные партии вплотную занялись восстановительными процессами с тем, чтобы в наилучшей форме подойти к следующим избирательным циклам. Самые громкие изменения ожидались ближе к концу года, когда должны пройти республиканские съезды партий социалистов и коммунистов – однако, пожалуй, самая горячая новость пришла уже сейчас. Ею, безусловно, стало объявление Игорем Додоном о складывании с себя полномочий председателя ПСРМ, а также сдаче депутатского мандата. Экс-президент сообщил, что не видит более смысла находиться в составе парламента и может более эффективно выполнять другие функции: «Я верю, что моя роль лидера оппозиции будет намного активнее вне парламента, от села к селу, от дома к дому, от района к району. Поэтому я решил не быть привязанным к парламентской повестке дня. Начиная с того момента, когда Парламент примет решение утвердить отказ от мандата, я смогу активизироваться. Хочу поехать во все села Молдовы». Додон также рассказал, что принял предложение возглавить «Молдавско-Российский деловой союз». Страховка на случай преследования? Заявления бывшего главы государства даже на фоне текущего энергетического кризиса стали довольно мощным инфоповодом, вызвавшим широкий отклик в общественно-экспертной среде. Многие гадают, что именно стоит за столь внезапным решением. Как известно, Игорь Додон всегда довольно ревностно относился к лидерству в партии, которую неоднократно называл своим детищем. Даже в декабре прошлого года, когда, вероятно, был логичный момент для того, чтобы назначить нового, хотя бы формального, председателя партии (предполагалось, что им могли стать Влад Бартынча или Ион Чебан), этого не произошло. Поэтому версий сейчас достаточно много, и какая из них наиболее близка к истине, пожалуй, станет понятно несколько позже. Но уже сейчас можно выделить три основных причинно-следственных схемы, которые могли бы объяснить неожиданный ход руководителя партии социалистов. Первая из них в эти дни активно разгонялась представителями правящей партии «Действие и солидарность», не особо скрывающими своего злорадства и морального удовлетворения данным событием. Так, вице-председатель PAS назвал его «предсказуемым уходом в условиях деморализованной оппозиции». «Оппозиция деморализована и теперь платит за все ошибки, допущенные в последние годы, но наш приоритет – сосредоточиться на улучшении жизни граждан. Додон будет заниматься тем, чем занимался и до сих пор – личными экономическими отношениями, личными выгодами», – заявил Михай Попшой в эфире одного из молдавских телеканалов. Многие наблюдатели увидели прямую взаимосвязь добровольной и скорой отставки Додона с драматическими событиями в Генеральной прокуратуре. «Рейдерский захват» учреждения с выдворением оттуда одного из последних островков неповиновения PAS в лице Александра Стояногло устранил, по сути, последнее препятствие на пути масштабного уголовного производства против врагов новой власти. С учетом отсутствия в стране Влада Плахотнюка и Илана Шора и невозможности возвращения их на родину, по крайней мере, в данный момент, целью номер один естественно становится бывший президент. Игорь Додон, конечно, заявил, что не боится преследования со стороны PAS, и поэтому даже добровольно лишился вместе с депутатским мандатом и неприкосновенности. Но тут стоит понимать, что, во-первых, неприкосновенность эта во многом иллюзорная (снять ее парламентское большинство сможет в два счета), а во-вторых, судя по кейсу Стояногло, властям даже не потребуются серьезные обоснования для того, чтобы отправить Додона под арест, пока против него будет собираться увесистая папка обвинений. В этом плане уход Игоря Додона с институциональных должностей можно рассматривать как перестраховку и подготовку запасного аэродрома в России на тот случай, если власти решат всерьез заняться его персоной. Тактический отход в «тень»? Следующие два сценария, так или иначе, связаны между собой и могут реализовываться параллельно. Перво-наперво можно обратиться к тому самому понедельничному брифингу Додона, где он, помимо прочего, пролил свет на будущие внутренние трансформации в ПСРМ. По его словам, пост председателя в партии будет ликвидирован, а руководство ею будет осуществлять коллегиальный орган, состоящий из пяти членов исполнительного комитета во главе с исполнительным секретарем. Нынешний же лидер ПСРМ может на съезде получить статус «почетного председателя». Таким образом, «увольнение» Додона вполне может статься «фиктивным», а сам он сохранит ключевое влияние на внутренние партийные процессы. Смысл же в том, чтобы несколько деперсонифицировать формирование, оторвать его имидж от личного имиджа экс-президента, который в значительной степени пострадал от коррупционных скандалов (приснопамятная история с кульком и вовсе стала нарицательной) и поражения на прошлогодних выборах. Определенно негативную роль сыграла и слишком высокая волатильность позиций Игоря Додона, порой кардинально менявшихся буквально в течение нескольких  недель, а то и дней. Поэтому «отвязывая» ПСРМ от ее создателя, в партию пытаются вдохнуть новую жизнь, привлекая к ней более широкие массы левоцентристских избирателей, не решившихся отдать голос партии или вовсе прийти на выборы в силу личных предубеждений против экс-президента. Сам же Додон может пока бросить силы на свой личный ребрендинг, добиваясь в рамках новых обязанностей укрепления бизнес-связей Молдовы и России, претворяя в жизнь небольшие социальные и инфраструктурные проекты, а также умело критикуя новую власть, постоянно делая нелицеприятные для нынешнего руководства республики сравнения в пользу своего правления. С учетом текущих событий, последнее кажется не слишком сложным делом. И нет особых сомнений, что если рейтинг Додона вновь поползет вверх, то в нужный момент он может вновь встать во главе партии официально, а если нет – продолжать контролировать ситуацию, формально оставаясь в «тени». Новые лидеры для левоцентристского фланга? Наконец, произошедшие события могут трактоваться как постепенный закат (или временная приостановка) активной политической карьеры экс-президента, которому придется-таки уступить место новой поросли лидеров – или одному лидеру – чего еще недавно он публично не допускал. Если это действительно так, то очевидно, что это решение было принято не без определенных подсказок из России, куда Игорь Додон в последнее время ездил чуть ли не чаще, чем во времена своего президентства. Москва, как отмечали коллеги, судя по всему, занялась перегруппировкой своих сил в Молдове. Думаю, что в обозримой перспективе ПСРМ в любом случае останется в центре любых российских проектов политического устройства нашей республики, даже если диверсификация условно пророссийских сил действительно имеет место быть. С другой стороны, одновременно очевидно идет консолидация левоцентристских сил – продолжает в едином составе функционировать парламентская фракция «Блока коммунистов и социалистов», несмотря на заявления лидеров ПСРМ и ПКРМ, не умерла идея о слиянии двух сил. Ожидается, что окончательно ее перспективы станут понятны как раз  в ноябре-декабре. А после гипотетическое формирование может принять в свои ряды и других «левых». При этом для многих идеологически схожих политических партий фигура Додона является слишком токсичной, а потому и неприемлемой для какого-либо контакта. Уже было немало примеров, когда в ПСРМ поступали сигналы извне о возможном сотрудничестве, но только с условием ухода ее председателя. Поэтому из-за тянущегося гигантского шлейфа былой внутриполитической борьбы, за время которой было побито немало горшков и нажито еще больше врагов, и электоральных поражений, Игорь Додон на роль единого представителя левоцентристского фланга является объективно не лучшей кандидатурой (что понимают и в Москве, и в самой ПСРМ). Зато, по некоторым данным, ею может стать Владимир Воронин. Председатель ПКРМ еще недавно говорил о том, что также планирует оставить руководство своей партией, но, как видим, события развиваются с очень большой скоростью, а, значит, скорее всего, меняются и планы. Преимущества Воронина в том, что он является: а) максимально известной персоной: б) президентом, период правления которого широко воспринимается как лучший в истории современной Молдовы; в) политиком с не самым большим антирейтингом – уж точно меньшим, чем у Додона. Понятно, что в этом случае главный расчет будет сделан на чувстве ностальгии у населения по временам нулевых, когда страна, как казалось, действительно двигалась вперед. Характерно, что эта ставка практически не сыграла на прошедших досрочных выборах, когда люди массово голосовали за перемены, с которыми ассоциировалась PAS, то есть будущее, а не прошлое. В то же время катастрофические результаты правления проевропейской команды могут кардинально поменять расклады и убедить окончательно разочаровавшееся общество выбрать стабильность и предсказуемость вместо очередного «журавля в небе». Впрочем, вполне возможно, что на передний план будет выдвинута иная кандидатура – к примеру, из второй линии социалистов, вроде Влада Батрынчи, или нынешнего мэра Кишинева Иона Чебана, который давно готовится сделать новый шаг в политической карьере. Тем более что времени для маневров более чем достаточно – если, конечно, дела в стране не повернутся таким образом, что потребуется проведение новых досрочных выборов.  
1
Copyright © 2021. All rights reserved.
Читайте нас в соцсетях
1
1
1