1
1
1

Россия и Беларусь совершили интеграционный рывок?

Главная / Аналитика / Россия и Беларусь совершили интеграционный рывок?
Сергей ЧЕБАН

Москва пробует создать очередную платформу для стимулирования интеграционных процессов на постсоветском пространстве. В случае успеха российско-белорусского союза большинству стран региона может быть направлено предложение присоединиться – в том числе и Молдове, для которой идея участия в Союзном государстве отнюдь не нова

На прошлой неделе Владимир Путин и Александр Лукашенко провели заседание Высшего государственного совета Союзного государства, в ходе которого утвердили 28 союзных программ по углублению интеграции, а также военную доктрину и концепцию миграционной политики. Как ожидается, этот пакет документов станет отправной точкой для нормативной унификации в области экономики, денежно-кредитной и валютной политики, а также налогового и таможенного регулирования. Москва и Минск не первый год заявляют о своей принципиальной готовности развивать процесс взаимной интеграции, основы которой были заложены еще во второй половине 1990-х годов. Однако переговоры о создании союзного государства настолько затянулись, что в их логичное завершение многие уже перестали верить. Известно, что белорусское руководство всегда очень нервно реагировало на любые разговоры о политической составляющей сближения с Россией, которые порой приобретают самые оригинальные формы. В минувшем году дело даже дошло до упоминаний возможной «интервенции» со стороны России накануне президентских выборов. Впрочем, события, последовавшие за этим, несколько изменили отношение белорусского руководства к интеграционному проекту. В целом результаты заседания высшего госсовета СГ можно назвать новой вехой в развитии двусторонних отношений Москвы и Минска. Тем не менее, пока ещё рано говорить о том, насколько быстро и в каких политических условиях стороны приступят к практическому воплощению подписанных соглашений. В российско-белорусских отношениях по-прежнему остаются нерешёнными множество сложных вопросов, которые не раз вынуждали эти страны брать длительную паузу. Поэтому вероятность того, что ноябрьские договорённости останутся только на бумаге, достаточно высока. Косвенным подтверждением тому служат слова председателя правительства РФ Михаила Мишустина, заявившего, что впереди стороны ждёт ещё более серьёзный этап – реализация всего подписанного, в том числе на законодательном уровне. Для этого должно быть принято более четырёх сотен актов и двусторонних соглашений. Именно такую масштабную задачу предстоит решить правительствам двух стран, чтобы развеять сомнения многих экспертов, допускающих мысль о том, что очередной всплеск активности на «союзной стройке» есть не что иное, как политический трюк, необходимый как Москве, так и Минску. Самым неожиданным эпизодом заседания высшего госсовета стала ситуация с упоминанием Крыма, которая получила наибольший резонанс в прессе. Александр Лукашенко решил внезапно посетовать на то, что российский президент обещал, но так и не взял его с собой на полуостров. Этот политический проброс породил массу интерпретаций, начиная с того, что белорусский лидер наконец-то готов признать Крым российским, и заканчивая тем, что Минск в очередной раз пытается «продать» Москве свою официальную позицию по полуострову с условием погашения возможных финансовых издержек от разрыва отношений с Киевом. Конечно же, разговоры о том, что Беларусь находится на пути полной потери суверенитета и в течение нескольких лет станет, по сути, одним из субъектов Российской Федерации сильно преувеличены. Пока совершенно очевидно лишь одно: Минск уже будет двигаться исключительно в фарватере российской внешней и оборонной политики, несмотря на то, что буквально недавно белорусская дипломатия пыталась балансировать между российским и китайским векторами, а также до последнего заигрывать с Европейским Союзом и США. Согласование общей военной доктрины самым серьёзным образом отразится на региональном балансе сил, особенно после ожидаемого усиления военного присутствия России на белорусской территории. После утверждения плана военного сотрудничества до 2024 года, предполагается также разработка соответствующей программы Союзного государства до 2026 года, одним из первоочередных направлений которой станет развитие единой региональной группировки войск, а также объединенных систем военного назначения. В случае успешной реализации этих намерений наши украинские соседи неизбежно попадут в «стратегическую подкову», которая в военном отношении будет опоясывать большую часть территории Украины с севера, востока и морского юга. Советники российского лидера, разумеется, постарались наполнить прошедшее мероприятие необходимым набором символов. Это и сама дата проведения заседания высшего госсовета союзного государства (4 ноября – день народного единства в России), а также подключение Владимира Путина из Севастополя, которое вряд ли непосредственно связано с крымским вопросом как таковым, а как раз призвано указать на более значимые фундаментальные моменты. К примеру, такие, как крещение Руси (Херсонес) и очередной исторический цивилизационный выбор, перед которым стоит Кремль, затевая «собирание земель». Также одним из значимых факторов, ускоривших решения Москвы и Минска, стали внутриполитические процессы в обеих странах. В ходе заседания Лукашенко заявил, что в феврале 2022 года в Беларуси состоится референдум о принятии поправок в конституцию. В результате этого политического манёвра белорусский лидер, по всей видимости, планирует занять определённую должностную функцию в рамках союзных механизмов и сохранить влияние на политические процессы в своей стране. Ожидаемое к 2024 году завершение президентского мандата российского лидера также требует очередных «важных эпохальных» решений, оказывающих благоприятное воздействие на личный рейтинг президента, но и в то же время расширяющих пространство для осуществления плавного транзита власти в Кремле с возможностью сохранения Владимира Путина на московском политическом олимпе. При всех скептических оценках нового «интеграционного рывка» России и Беларуси, тем не менее, умалять эти процессы не стоило бы. В рамках длинного стратегического планирования Москва пробует создать очередную платформу для стимулирования интеграционных процессов и в случае успеха российско-белорусского союза большинству стран постсоветского региона, включая нашу Молдову, будет предложено определиться со своим стратегическим выбором.
1
Copyright © 2021. All rights reserved.
Читайте нас в соцсетях
1
1
1