1
1
1

«Ненужное урегулирование». Почему пустует должность вице-премьера по реинтеграции

Главная / Аналитика / «Ненужное урегулирование». Почему пустует должность вице-премьера по реинтеграции
Антон ШВЕЦ
Отставка Владислава Кульминского сделала вакантной должность вице-премьера по реинтеграции. Но, похоже, в правительстве совсем не торопятся с назначением преемника, даже на фоне ухудшающейся ситуации в переговорах с Приднестровьем. Почему?
Владислав Кульминский, несмотря на краткосрочное пребывание в должности вице-премьера по реинтеграции, проявил себя как личность разносторонняя и, в отличие от многих коллег, даже успел отметиться с положительной стороны. Ему принадлежит немалая роль в урегулировании газового кризиса с Москвой. Его переговорные навыки, известный прагматизм и озвученные обещания убедили ПАО «Газпром» и стоящий за ним Кремль в том, что с нынешним руководством страны можно и нужно иметь дело. Правда, последовавшая за этим отставка намекает на то, что данные обещания вполне могут остаться неисполненными. И, кстати, что-то похожее, вероятно, произойдёт и в приднестровском урегулировании. Там экс-вице-премьер довольно активно общался со своим приднестровским визави Виталием Игнатьевым. При этом очевидно, что на этих встречах обе стороны «обрастали» обязательствами как друг перед другом, так и вовлечёнными в урегулирование международными партнёрами. Например, Владислав Кульминский был готов помочь в решении автотранспортных проблем региона, возникших после запрета Украины пропускать на свою территорию приднестровские автомобили. Также Кульминский был солидарен с Тирасполем по поводу проведения заседания постоянной конференции в формате «5+2». Но раунд был сначала отложен, а потом перенесён на неопределённый срок. Видимо, прокладываемый курс в урегулировании оказался идеологически неверным, и стало гораздо проще устранить фигуру, чем разбираться с оперативно накопленным ею багажом из обещаний и связей, которые могли не понравиться многим людям, ответственным за принятие окончательных решений. Подковерные интриги и профессиональная ревность сыграли свою роль в карьерных невзгодах Владислава Кульминского, пытавшегося продвигать прагматичные решения и неконфликтное течение диалога с Тирасполем и Москвой. Но отставка не связана только с недовольством его действиями или деловыми качествами. Даже фактор различий в патронах и профессиональном бэкграунде между ним и остальной правительственной командой, включая влиятельного Андрея Спыну, едва ли может считаться решающим. Думаю, что главная причина кроется в том, что на данном этапе властям вовсе и не нужен высокий чиновник на приднестровском направлении. Не нужен тот, кто будет сидеть на еженедельной основе за одним переговорным столом с представителями Тирасполя и что-то подписывать. Конечно, процессом заниматься кто-то будет, но из тени, без необходимости выходить в свет и брать на себя ответственность за какие-то решения. Или всё продолжится в режиме перекрикивания с одного берега Днестра на другой, с чем хорошо может справиться и недавно созданная в парламенте комиссия по приднестровской проблеме. В этом смысле увольнение Владислава Кульминского вполне укладывается в логику временной заморозки переговоров. Как уже отмечали коллеги, у правящей партии просматривается желание подвесить процесс и отойти от прямого общения с другим берегом. Вместо этого, возможно, будет усилено информационное противоборство и попытки заручиться поддержкой Брюсселя, Вашингтона и Киева, чтобы «продать» создание парламентской группы как старт формулирования будущего статуса региона в составе единой Молдовы. Тирасполю же не останется ничего другого, как рассчитывать на помощь Москвы в своём стремлении к независимости и снятии ряда барьеров в торгово-экономической деятельности. Поэтому, хотя Михай Попшой и анонсировал скорое назначение нового вице-премьера по реинтеграции, заслуживающие доверия слухи по кандидату до сих пор не появились. Что доказывает мысль о том, что главный переговорщик с Тирасполем пока что не будет назначен, поскольку особой надобности в этом нет. Формально прикрыть, в том числе перед зарубежными партнёрами, отказ от назначения преемника Владислава Кульминского можно будет, к примеру, банальным отсутствием соискателей на вакантную должность. Подобные пробросы о наличии сотен невостребованных вакансий уже делались правительством. К тому же всегда можно сослаться на нежелательность опрометчивого назначения, ведь из последних пяти представителей по политическим вопросам ни один не удержался на своей должности хотя бы на протяжении года. С другой стороны в практическом плане отсутствие уполномоченного лица совпадает с краткосрочной стратегией руководства страны, где никаких поблажек для отколовшегося региона не предусмотрено, а, значит, и говорить особо не о чем. Более того, с 1 января запланирован запуск полноценного совместного пограничного и таможенного контроля Украины и Молдовы в Кучургане, цель которого – перевести приднестровский импорт под молдавскую юрисдикцию по той же механике, как то было с экспортом 15 лет назад. Естественно, этот процесс вызывает крайне негативную реакцию Тирасполя, у которого в сложившихся условиях даже не будет возможности канализировать её на определённого чиновника из правительства. Так что Кишинёв сейчас не заинтересован в проведении заседания постоянной конференции, где все участники имеют равный голос и нужно принимать конкретные решения. Напротив, стагнация переговоров выгодна для внедрения режимов, не устраивающих Тирасполь и/или Москву. Ведь любое обострение формат «5+2» потенциально способен купировать. Однако он не может функционировать без политического представителя Кишинёва – одной из сторон урегулирования. А если формат не работает, то и управлять конфликтом некому. Неизбежное же обострение потом можно будет использовать в своих целях, прикрывая просчёты в социально-экономической политике, неудачные реформы и т.д.
1
Copyright © 2021. All rights reserved.
Читайте нас в соцсетях
1
1
1