«Ассоциированное трио»: стратегический союз или вынужденная «дружба»?

Главная / Евроинтеграция / «Ассоциированное трио»: стратегический союз или вынужденная «дружба»?
Сергей ЧЕБАН
Проблемный багаж Украины и Грузии делает их всё более сомнительными попутчиками Молдовы в плане ускоренной европейской интеграции страны
В преддверии шестого саммита Восточного партнерства в Брюсселе в формате «Ассоциированного трио» прошли встречи глав правительств Молдовы, Украины и Грузии с руководством Европейского Союза по теме координации усилий в вопросах европейской интеграции трёх стран. Само трио, как мы помним, было создано в результате подписания в Киеве меморандума министрами иностранных дел этих государств. Согласно документу, новый формат создан для решения нескольких ключевых задач: структурирование консультаций по вопросам евроинтеграции участников, приобщение к диалогу с институтами и членами Евросоюза, а также координация позиций в рамках «Восточного партнерства». Позднее в июле в Грузии прошёл первый саммит лидеров стран-участников «трио», по итогам которого была подписана «Батумская декларация». Пребыванием в Брюсселе три самых преданных члена «Восточного партнерства», похоже, старались убедить Евросоюз в том, что предстоящий 15 декабря саммит должен придать «свежее дыхание» программе и заложить новые долгосрочные цели, чтобы оправдать ожидания населения и политического руководства трёх государств. Кроме того, как стало известно, Кишинёв, Киев и Тбилиси рассчитывают на поддержку ключевых приоритетов со стороны Брюсселя, прежде всего их, европейские устремления, дальнейшую экономическую интеграцию с внутренним рынком Европейского Союза и обеспечение безопасности. Таким образом, участники «Ассоциированного трио» хотят продолжить плотное сближение с ЕС, осознавая при этом, что в ближайшее время членами союза им не стать. Другими словами, они стремятся стать для Брюсселя своего рода «друзьями с привилегированным статусом» и будут готовы подождать того часа, когда европейские партнёры решаться предложить им более высокий статус. По идее, такой подход не противоречит желанию ЕС иметь лояльно настроенных соседей на востоке. При этом у Брюсселя есть серьёзные опасения быть слишком глубоко втянутым в это крайне нестабильное региональное пространство. Тем более, что и без этого каждая из трёх стран находится в крайне непростой ситуации. К примеру, президент Украины Владимир Зеленский и лояльное ему парламентское большинство продолжают терять доверие, которое ведёт к росту протестных настроений среди населения и конфликту с крупным бизнесом. Из-за этого Зеленский вынужден прибегать к крайне неоднозначным методам вроде прямых угроз внутренним оппонентам, чтобы упредить попытки государственного переворота. Остаётся неясным и то, чем завершится очередной виток военного обострения с Москвой, в который уже активно втянулся североатлантический альянс и западные партнёры Киева. Тбилиси также погряз в затяжном внутриполитическом кризисе, который продолжительный период времени сковывает действия правительства и провоцирует острую реакцию общества из-за крайне недемократических проявлений со стороны властей. Даже посреднические усилия президента Европейского Совета Шарля Мишеля в разрешении непростой ситуации в Грузии в итоге оказались безуспешными. В Молдове с новым проевропейским президентом и правительством связывали особые надежды, однако лишённые дальновидности политические решения, череда сложно объяснимых провалов на ключевых направлениях, в том числе неоднозначные результаты переговоров с Москвой по газовому контракту, привели к стремительному падению популярности правящей партии и выраженному недовольству со стороны населения. Тем не менее, при всех нюансах, есть ощущение, что, в отличие от других партнёров по «Ассоциированному трио», наша страна находится в ещё более или менее спокойном состоянии. На это обратил внимание и Нику Попеску, заявив, что, несмотря на очень сложной геополитический контекст, в котором находится Молдова, если взглянуть на остальные страны Восточного партнерства, то они все проходят фазу острого кризиса. Поэтому, по словам Попеску, одна из первоочередных задач молдавской дипломатии – сохранить эту стабильность вокруг и внутри страны. Так насколько важны для нас подобные «проблемные друзья» в плане евроинтеграции прямо сейчас? Если брать по порядку, то в нынешних обстоятельствах Грузия для Кишинёва является скорее тактическим союзником, который усиливает проевропейский триумвират и помогает пробиваться через бюрократическую толщу Европейского Союза – однако далее, как не трудно заметить, каждый из участников двигается по своей траектории. Кроме того, совершенно очевидно, что интеграционные перспективы Тбилиси фактически невозможно рассматривать в общем пакете с Молдовой и Украиной. Здесь играют роль и географические причины, и принадлежность Грузии к другой региональной платформе со своей спецификой и системой безопасности. Что касается Киева, то эксперты давно отмечают, что на протяжении года украинские лидеры тщательно обхаживают наши власти и пытаются в достаточно навязчивой манере втянуть их в формируемый конфликтный контекст, который становится всё более опасным для дальнейших отношений Кишинева с Европейским Союзом. На фоне нового обострения на Донбассе становится предельно понятно, что Молдове необходимо выдерживать безопасное расстояние дабы не быть вовлечённой в проблемы соседнего государства, которые становятся всё более токсичными. Крымская платформа здесь может послужить довольно ярким примером, но далеко не единственным. В отношениях между Молдовой и Украиной за последние десятилетия накопилось немало сложных тем, которые вряд ли можно скрыть за масштабными инфраструктурными проектами и грандиозными планами. Поэтому нескрываемая сдержанность правительства и пониженная активность в исполнении громко озвученных на уровне руководства двух стран инициатив кажется вполне осознанным выбором. Более того, руководство республики должно понимать, что избыточное сближение с Киевом неизбежно приведёт к сцепке двух конфликтов на Донбассе и Приднестровье, с последующей дестабилизацией приднестровского урегулирования, которое вряд ли приблизит реинтеграцию страны. Конечно же, формат «Ассоциированного трио» пока сохраняет какой-то смысл для решения мелких тактических задач, но, по сути, уравнивая всех его членов, несмотря на очевидно разное положение участников на общем евроинтеграционном треке. Однако, нет сомнений в том, что Молдова в перспективе будет отдавать предпочтение индивидуальному плану и стараться двигаться по собственному пути. Для этого молдавские дипломаты будут убеждать Брюссель в том, что наша страна, несмотря на все особенности, в наибольшей степени отвечает стандартам Евросоюза и может в более ускоренном темпе двигаться навстречу европейской семье.
1