Зачем расшатывают нейтралитет Молдовы?

Главная / Молдова и США / Зачем расшатывают нейтралитет Молдовы?
Владимир РОТАРЬ
В Молдове и за ее пределами вновь пытаются развернуть активную дискуссию по поводу необходимости изменения нейтрального статуса республики
Черноморский регион продолжает бурлить. Позавчерашний длинный видеосозвон между Владимиром Путиным и Джозефом Байденом, возможно, слегка разрядил обстановку, но и только. Позиции двух держав по большинству острых вопросов уж очень полярные, а специфическая внутриполитическая конъюнктура в Соединенных Штатах делает любые договоренности между Россией и США труднодостижимыми и крайне неустойчивыми. Так что, несмотря на слегка примирительные послания из Вашингтона – к примеру, о готовности поразмыслить над гарантиями Москве – нет сомнений в том, что шестеренки эскалации будут крутиться и дальше, а противоборствующие стороны продолжат накапливать ударные кулаки и обмениваться обвинениями через собственные медийные сетки. Понятно, что основное внимание будет направлено на Украину, «российское вторжение» в которую США активно разгоняют и продают населению и партнерам по НАТО уже на протяжении нескольких месяцев. Получается вполне удачно – уже и в европейских СМИ появляются даже карты гипотетического нападения и инсайды о том, что данные американской разведки смогли убедить европейских союзников, поначалу отнесшихся с логичным недоверием ко всей этой истории. На таком подогретом фоне естественно усиливаются разговоры о том, как именно следует приструнить и наказать Россию в случае нового обострения конфликта в Украине. Официально Вашингтон пока говорит лишь об экономических санкциях – правда, максимально жестких (отключение РФ от системы SWIFT). В то же время «ястребинное» крыло местного истеблишмента уже рассуждает чуть ли не о ядерных бомбардировках российской территории. А известный нам экс-советник президента Трампа Джон Болтон вновь обратил внимание на Молдову и приднестровский вопрос, призвав давить на Москву именно в этой точке: «Я думаю, что в настоящий момент политическая ситуация в Республике Молдова способствует решению проблемы. Президент и премьер-министр обладают сильным народным мандатом и заинтересованы в разрешении этого замороженного конфликта с Россией... Прежде всего, я думаю, что Приднестровье, наверное, один из самых уязвимых замороженных конфликтов для Российской Федерации, особенно из-за своего географического положения, территориально отдаленного от России». Впрочем, в Вашингтоне о Молдове и связанных с ней возможностях в рамках конфликта с Россией и не забывали. Наоборот, интерес к нашей стране только усиливается, что можно видеть по целому набору индикаторов. Увеличение количества западных инструкторов и советников, в том числе в госорганах – раз. Наращивание контактов с Североатлантическим альянсом по всем направлениям, участие в венных учениях, реформы Национальной армии по натовскому образцу – два. Сигнальные вещи вроде резолюции Конгресса, содержащей требования о немедленном выводе российских военных с территории Молдовы – три. Прямые поставки оружия – четыре. Список можно продолжать долго. Повышенную заинтересованность НАТО подтверждают и у нас в стране. К примеру, экс-министр обороны и экс-кандидат в вице-премьеры по реинтеграции в неутвержденных правительствах Натальи Гаврилица и Игоря Гросу Виорел Чиботару не без гордости рассказывал, что Альянс в рамках партнерства предоставляет республике помощь более значительную, чем другим постсоветским странам. Казалось бы, насколько это соответствует нейтральному статусу Молдовы, закрепленному в Конституции, но тот же Чиботару в этом не видит особых противоречий – как раз наоборот, проблемой он считает сам нейтралитет:   «Сегодня само понятие «нейтралитет» используется исключительно для того, чтобы остановить развитие Республики Молдова, помешать ей стать частью цивилизованного мира, частью сообщества европейских стран». На неделе тот же Чиботару сделал еще несколько резонансных заявлений – о наличии «прямых военных угроз» Молдове (со стороны российской группировки войск в левобережье, а также местных вооруженных формирований) и неработающем нейтралитете из-за, не поверите, того, что «его не признает Россия». А способом обезопасить страну экс-министр считает заключение договора о взаимной обороне с Румынией – то есть с членом НАТО. При этом он сослался на прецедент Турции, которая будучи в блоке, подписала подобное соглашение с Азербайджаном и впоследствии на его основе оказала масштабную военную поддержку Баку в ходе второй Карабахской войны. Ну, «хороший» такой прецедент, да. То, что многие наши молдавские ястребы оказались очень воодушевлены, как быстро и эффективно Азербайджану удалось почти полностью восстановить контроль над давно утраченными территориями – факт. Факт и в том, что нейтралитет нашей республики давно стоит для них костью в горле, не позволяя в более ускоренном темпе вливаться в ряды стран-участников НАТО. При этом, замечу, внеблоковый статус уже давно трактуется не только нашими экспертами, но и властями очень гибко, а при надобности, и вовсе игнорируется. Можно вспомнить, к примеру, заявления премьер-министра Павла Филипа, сетовавшего на то, что нейтралитет навязан нам извне и не должен стоять на пути сотрудничества с НАТО. Эти слова с делом не расходились – как помним, при демократах связи с блоком действительно укреплялись, что гармонично сочеталось с резко антироссийским внешнеполитическим курсом. Впрочем, дергающий за ниточки Влад Плахотнюк делал это по большей части из прагматических соображений, полагая, что демонстративная антироссийскость станет тем стратегическим товаром, экспорт которого позволит его режиму сохраняться долгие годы, несмотря на все злоупотребления. Расчет, как мы помним, себя не оправдал. Тем не менее, новые власти в этом плане постепенно выруливают к политике демократов. И хотя в своих заявлениях они более осторожны, на деле конспекты ДПМ, видимо, были подняты и уже успешно применяются. Здесь, конечно, в первую очередь можно обратить внимание и на постоянное высвечивание необходимости вывода российский войск (в том числе в ООН), и на попытки борьбы с «российской пропагандой» в местном медиаполе, и на подмораживание отношений, и на обострение приднестровского конфликта, и на многие другие моменты. С учетом уже объявленного приоритета на развитие сотрудничества с НАТО, думается, тема нейтралитета продолжил всплывать в качестве предмета для ожесточенных дискуссий и споров. Во времена демократов дошло до того, что на официальном уровне говорилось о возможном пересмотре этого статуса с внесением необходимых законодательных изменений. Можно предположить, что с течением времени и дальнейшим похолоданием между Кишиневом и Москвой при власти PAS к этой идее вернуться вновь. На мой взгляд, нейтральный статус является той тоненькой ниточкой, которая пока удерживает нас от эпицентра столкновения геополитических игроков в черноморском регионе. Мнения же наших «болтонов» о том, что он якобы попирается Москвой, не выдерживают никакой критики. Наоборот, Кремлю выгодно его сохранять, чтобы поддерживать статус-кво в этой зоне, благо ему и других проблем пока хватает, а ресурсы не безграничны. Оттого и на встрече с Нику Попеску министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сделал отдельную ремарку о важности внеблокового статуса Молдовы. Также пока нет никаких сигналов о том, что Россия резко изменила свой настрой к Кишиневу, даже невзирая на новые политические реалии в республике. Наоборот, настроена она более чем дружественно, открыта к контактам, идет на компромиссы, как в случае с газом. Это совсем не то же самое, что мы видим в отношениях Москвы с Киевом. Что касается приднестровского урегулирования, то и здесь не видно каких-то принципиальных перемен. Россия как поддерживала территориальную целостность Молдовы (даже когда у власти были откровенно антироссийские силы), так и поддерживает до сих пор. Поэтому разговоры о «прямой российской угрозе» не подкрепляются фактами (полагать, что она может проистекать от небольшого воинского контингента, не располагающего тяжелым вооружением и техникой, состоящим в основном из местных же жителей – смешно). По сути, единственное ультимативное требование, выдвигаемое Кремлем, заключается  в сохранении работающего нейтралитета Молдовы, который не позволит ей свалиться окончательно на орбиту НАТО. При этом стоит признать, что Москва потихоньку меняет модель своего международного поведения и, позиционируя себя исключительной силой на постсоветском пространстве, хочет закрепить его как некую буферную зону между собой и Западом, где не должно быть войск и вооружений, нацеленных против нее. Проникновение в это «жизненный ареал» будет считаться враждебным шагом со всеми вытекающими последствиями. Россия начинает действовать куда решительнее, но сообразно картине мире, выстроенной мировым гегемоном, который не стесняется вмешиваться в дела любых государств и в любой нужный для него момент. У РФ же запросы скромнее и касаются лишь ее ближнего подбрюшья, которое попросту хотят защитить, что вполне понятно. Таким образом, несмотря на общую региональную нестабильность, мы сейчас можем чувствовать себя более или менее в безопасности, если, конечно, мы говорим о гипотетических угрозах с восточного направления. Изменить эту ситуацию может только любая перемена в нашем нейтральном статусе, которая, очевидно, будет заступать за те красные линии, которые жирно начертила Москва. И вот в этом случае последствия могут быть тяжелыми: новые энергетические кризисы, блокирование процесса реинтеграции с одновременным усилением поддержки приднестровского анклава и расположенной там группировки, отмена торговых льгот и сворачивание любого экономического  сотрудничества. Ну, в общем, все то, что сейчас наблюдается в Украине. Неужели правда кому-то хочется поиграть мускулами или тем более в войнушку на нашей и без того многострадальной земле? Зачем нам впрягаться во все эти битвы геополитических титанов, от которых нам практической пользы ноль? Но, к сожалению, судя по последним месяцам голос разума редко просыпается в правящих рядах, где балом правят шаблонные геополитические установки и достаточно однобокий взгляд на мир. Так что не удивлюсь, что с течением времени, когда правящая партия окончательно обоснуется во власти, нейтралитет страны вновь станет активно «мешать» и под воздействием лояльных экспертов вроде Чиботару, а также под давлением западных партнеров вновь будет поставлен под вопрос. Правда, шансов «выжить» у него теперь будет несравненно меньше.
1