Воронин займется объединением левых сил?

Главная / Аналитика / Воронин займется объединением левых сил?
Владимир РОТАРЬ
Процессы консолидации сил на левом фланге молдавской политики постепенно набирают обороты
На фоне целой череды неудач, постигших партию «Действие и солидарность» в первые месяцы ее безраздельного правления страной, постепенно оживают левоцентристские партии, которые, видимо, окончательно оправились от болезненного поражения летом этого года. После периода деморализации и упадка они, наконец, воспряли духом и занялись тем, что и должна делать нормальная боеспособная оппозиция в демократическом государстве – а именно критиковать и предлагать. Разумеется, одним из важнейших направлений поствыборной работы для левых стал анализ июльского проигрыша и попытки сделать правильные организационные выводы. Следует признать, что немаловажной причиной разгрома на досрочных выборах стала недостаточная мобилизация корневого электората, разочаровавшегося в ПСРМ и персонально ее лидере, экс-президенте Игоре Додоне. Это накладывалось на совершенно обратные процессы на правом фланге (и в диаспоре), где избиратель, наоборот, был предельно мотивирован и воодушевлен после победы Майи Санду в схватке за президентский пост и в условиях предвосхищения единоличного правления ее команды «хороших людей». Как я уже отмечал, символом грядущих перемен стал добровольный уход Игоря Додона с должности председателя Партии социалистов. Мы до сих пор не знаем, чем было продиктовано это решение – только личным желанием (хотя прежде он говорил, что не собирается покидать свое «детище»), внутренними партийными процессами или даже консультациями с Россией (все-таки, фигура Додона стала слишком токсичной, а его имиджмейкерам так и не удалось справиться с историей о черном кульке), которая, судя по всему, затеяла перегруппировку более или менее лояльных сил в Молдове после электоральных неудач. Так или иначе, ранее я выдвигал три версии, связанные с отставкой Игоря Додона: страховка на случай преследования со стороны PAS, тактическое отступление в «тень» или отход от публичной политики в пользу других лидеров. Судя по прошедшим полутора месяцам, пока истина ближе к третьему варианту. Нельзя сказать, что экс-президент совсем пропал из виду, но стал явно куда менее заметен на нашем политическом небосклоне. В этих условиях на передовую выдвинулись иные фигуры – в первую очередь лидер союзной социалистам Партии коммунистов Владимир Воронин. В той же статье я уже называл Воронина одним из возможных претендентов на роль «духовного лидера» левоцентристского крыла. В пользу того, что для этой цели была избрана его кандидатура, говорит сразу несколько факторов. Первый – внезапное изменение планов самого Воронина, который еще недавно собирался отправиться на «почетную пенсию», уступив председательский пост в ПКРМ, а в итоге зашел на новый руководящий круг. Причем позже признал, что сам настоял на этом. Второй – значительное повышение медийной активности экс-главы государства, регулярно поставляющего едкие и хлесткие комментарии по поводу промахов президентской партии и ее назначенцев, которые находят неплохой отклик у широкой аудитории. Только за последнее время он прошелся по таким резонансным темам как отставка и преследование генерального прокурора Александра Стояногло, муниципальные выборы в Бельцах, взятие под парламентский контроль компании «Телерадио-Молдова» и другим, подчеркивая творимый властями произвол. А на встрече с главой Делегации Европейского союза надавил PAS на больное, высказав мнение об отсутствии позитивных сдвигов в решении социально-экономических вопросов, «качественном выполнении и в полном объеме Соглашения об ассоциации РМ с ЕС», деле о краже миллиарда и борьбе с коррупцией. По его словам, это свидетельствует о непрофессионализме руководства страны. Выбор Воронина объясняется отчасти и тем, что у старших партнеров ПКРМ в лице социалистов после ухода Додона наблюдается заметный дефицит лидеров, который только усиливается «раздроблением» управления партией от одного лица к группе членов ее исполнительного комитета. Поэтому, несмотря на то, что ПСРМ также активизировала критику власти, особенно удачно выступив по вопросу отмены закона о понижении пенсионного возраста, среди разноголосого хора ее спикеров (Батрынча, Односталко, Цырдя и т.д.) нельзя выделить один конкретный и самый громкий. А у перечисленных политиков, признаться, пока не видно достаточного потенциала, что был в свое время у того же Додона. Так что пока именно бессменному главе ПКРМ придется побыть знаменем для сбора рассеянных сил на левоцентристской поляне. Я и мои коллеги уже давно говорили о том, что консолидация в сложившихся условиях является, по сути, единственным вариантом для выживания и возможного реванша в будущем. Судя по всему, этот процесс потихоньку становится неизбежным, что подтверждают и последние заявления Воронина. Речь пока не идет о создании единого блока, а скорее об оформлении официального «кооператива», включающего широкую палитру идеологически схожих партий. Первым кандидатом на вступление в этот гипотетический альянс Воронин на неделе назвал Партию развития и объединения Молдовы, которую возглавляет экс-председатель правительства Ион Кику. «Людей, разделяющих левую идеологию, очень много. Проблема – в отсутствии единства и консолидации левых сил. Есть левые партии, и у нас даже есть проекты, на основе которых можно начать сотрудничество с ними. И я имею в виду не только социалистов. Первой партией, которую я вижу сегодня, реалистично говоря, является партия во главе с Ионом Кику», – отметил Воронин. Это мог бы быть неплохой актив. Пусть ПРОМ не продемонстрировала каких-то выдающихся результатов на прошедших выборах, но изначально было понятно, ее игра – в долгую. Акции самого Кику тем временем постепенно растут, причем как пассивно (на фоне неудач правительства Гаврилицы работа его кабмина выглядит выигрышнее), так и активно (экс-премьер не стесняется подчеркивать нынешние промахи и проводить неприятные для власти сравнения). Единственное, что сейчас не до конца понятно – является ли ставка на Воронина и его авторитет долговременной или в процессе собирания сил он уступит первую скрипку более молодому и перспективному политику, который с одной стороны обладает достаточной популярностью, а с другой – не таким большим негативным багажом. Как кажется, пока наилучшей кандидатурой на эту роль является столичный градоначальник Ион Чебан, укрепляющий свой имидж более или менее эффективного хозяйственника, а также борца с режимом. А по последним опросам его деятельность позитивно оценивают даже больше, чем Майи Санду, еще недавно бывшей в этом плане недосягаемой для конкурентов. Сам Воронин, кстати, недавно сделал комплимент Чебану, похвалив за успехи, а также стремление заниматься хозяйствованием, а не геополитикой. Как бы там ни было, думается, объединительные процессы будут только нарастать, особенно с учетом необходимости ловить протестную волну, которая может вновь вынести левые силы к вершинам популярности (по типу протестов 2015 года). Благо общество распалено уже в достаточной степени, и вывести людей на улицу особого труда не составит: были бы ресурсы и желание, а поводов оттоптаться на правящей партии хватает. Тут и повысившиеся тарифы, и пенсионный вопрос, и правовой беспредел, и ухудшение благосостояния населения. Как говорится, выбирай не хочу.
1