Мнение: «Кишинёв распиарил выборы в Приднестровье»

Главная / Комментарии / Мнение: «Кишинёв распиарил выборы в Приднестровье»
Сергей ЧЕБАН
Вокруг выборов левобережья, жители которого вчера достаточно буднично и, по сути, на безальтернативной основе переизбирали действующего главу региона, власти зачем-то создали ненужный ажиотаж, походя спровоцировав и мини-скандал с Россией
Вчера на левом берегу Днестра прошли выборы руководителя региона, на которых ожидаемо победил действующий глава Вадим Красносельский. Судя по данным местного ЦИКа, он набрал чуть менее 80% голосов от числа всех пришедших на избирательные участки. Электоральные явления в левобережье давно стали чем-то привычным для политиков и граждан остальной части нашей страны. Игорь Додон, к примеру, в 2016 году и вовсе поздравил Красносельского с избранием, а позже на одной из встреч даже назвал его «президентом Приднестровья». Майя Санду в отличие от своего предшественника старается избегать личных контактов с приднестровскими представителями и, очевидно, питает к последним куда меньше тёплых чувств. По сути, единственный контакт на уровне выше, чем стандартные переговоры между вице-премьером по реинтеграции и политическим представителем региона, с момента победы «PAS» был лишь один. В октябре, в самый разгар энергетического кризиса премьер-министр Наталья Гаврилица позвонила Вадиму Красносельскому, чтобы обсудить перспективы бесперебойных поставок электроэнергии с Молдавской ГРЭС и положение дел в приднестровском урегулировании. Так что неудивительно, что ещё 19 ноября, отвечая на вопрос журналистов по поводу ожиданий Кишинева от выборов в Приднестровье, Майя Санду резонно замечала, что центральные власти их не признают, поскольку не считают законными. А, следовательно, и какие-либо ожидания по поводу результатов отсутствуют. Казалось, что этим всё и ограничится, а Кишинёв не будет проявлять большого внимания к очередному электоральному мероприятию в регионе. Однако накануне Бюро политик по реинтеграции выступило с официальным заявлением по этому поводу, указав, что т.н. «президентские выборы» пройдут «вне конституционного поля и не в соответствии с действующим законодательством Республики Молдова». В связи с чем они не могут быть признаны правительством Молдовы и считаются недействительными с юридической точки зрения. С учётом того, что голосование не соответствует демократическим стандартам и требованиям Бюро призывало международное сообщество воздерживаться от заявлений, освещения в СМИ, направления наблюдателей или других действий и контактов с левобережными представителями, чтобы исключить легитимацию избирательного процесса. Любые действия, идущие в разрез с этими рекомендациями, по утверждению Бюро, будут рассматриваться молдавскими властями как вызов суверенитету и территориальной целостности республики. В подобном же ключе высказалось и МИДЕИ, по дипломатическим каналам призвав все посольства и дипломатические миссии воздержаться от направления наблюдателей и участия в предстоящей незаконной избирательной процедуре. Хотя позиция правительства по поводу приднестровских выборов давно известна, Тирасполь достаточно импульсивно отреагировал, апеллируя к праву жителей левобережья самостоятельно определять своё будущее, а также призывая Кишинёв не игнорировать мнение населения, поскольку такой подход якобы препятствует «скорейшему справедливому и окончательному урегулированию конфликта». «Пинг-понг» обвинительными заявлениями в принципе нельзя назвать чем-то непривычным для отношений Кишинёва и Тирасполя, особенно в последнее время. С другой стороны, тем самым уже начал нагнетаться излишний ажиотаж, а левобережная администрация стала использовать выдержки из заявления Бюро для раскручивания в местных СМИ антимолдавских настроений на почве того, что «Кишинёв не уважает избирательные права приднестровцев». Однако в правящей партии решили пойти дальше и перейти от слов к делу (жаль, что это всегда с ними случается не там, где хотелось бы). В течение нескольких дней из кишинёвского аэропорта были депортированы с десяток известных и не очень граждан России, которые намеревались проехать в Тирасполь, чтобы понаблюдать за местными выборами. Объясняться по этому поводу почему-то поручили пресс-секретарю МИДЕИ, который заявил буквально следующее: «Отдельным экспертам, желающим поучаствовать в так называемых «выборах», важно вести себя как желанному гостю. Демократия – это соблюдение законов и уважительное поведение. А мы ведь вежливо всех заранее предупредили». Такой шаг предсказуемо спровоцировал большой резонанс в прессе, в первую очередь российской, обратив внимание и российского МИДа. Тут же начали всплывать очередные аналогии с Владом Плахотнюком, именно в правление которого наблюдались частые высылки из аэропорта российских журналистов и разного рода деятелей, направлявшихся в приднестровский регион. Всё бы ничего, но накануне голосования левобережья в Кишинёв совершенно спокойно прибыла представительная делегация российских депутатов и сенаторов, которые даже не скрывали целей своего визита – мониторинг выборов главы Приднестровья. В столице российские представители без проблем провели встречу с группой депутатов блока «Коммунистов и социалистов», а также отдельно побеседовали с Игорем Додоном. Поразительно, но в отношении официальной российской делегации, присутствие которой в отличие от политологов и экспертов, в большинстве своём малоизвестных, кратно усиливает легальность прошедшего голосования, руководство страны будто бы воды в рот набрало. Оттого «спецоперация в аэропорту» выглядит ещё менее последовательной, вызывая только дополнительные вопросы. В том числе и о том, была ли она действительно направлена только против Приднестровья, или кому-то дополнительно захотелось пообострять отношения с Москвой. Редакция RTA осознанно обходила стороной очередные выборы руководителя левобережья (которые в отличие от предыдущих двух кампаний изначально были лишены какой-либо интриги), избегая повышенного внимания к нему, поскольку именно пристальный интерес к этой теме важен для приднестровской администрации. Весь процесс шёл по давно распланированному сценарию, а потому не представлял особого интереса и не сулил никаких перемен, важных с точки зрения изменения ситуации в урегулировании приднестровского вопроса. В Кишинёве прекрасно осознавали, что правящая на левом берегу Днестра финансово-политическая элита никак не допустит того, чтобы отпустить бразды правления регионом. Также не могли наши власти не понимать и того, что каких-то действенных способов повлиять на результаты «выборов» у них в настоящий момент нет. Самым разумным вариантом действий в этих условиях был бы минимальный интерес к голосованию с подчёркиванием объективных пробелов в демократичности прошедшего мероприятия (отказ от регистрации кандидатов от оппозиции, резко снизившаяся явка населения, отсутствие реальной избирательной кампании и т.д.). Вместо этого Тирасполю фактически преподнесли подарок в виде высылки российских граждан (которые теперь на различных российских площадках ещё долго будут песочить руководство республики) и повышенного ажиотажа, с лихвой затмившего не совсем приятные для левобережной администрации факты. Можно сказать, что власти совершили очередную глупость, не просчитав всех последствий. Кто бы сомневался.
1