Рубежный 2022-й год для Молдовы?

Главная / Аналитика / Рубежный 2022-й год для Молдовы?
Сергей ЧЕБАН
Уходящий год стал временем проевропейского реванша в Молдове, в то время как региональное пространство вокруг республики застыло на пороге геополитических катаклизмов и больших перемен
Нынешний год для страны получился крайне насыщенным и непростым. Начинался он с жёсткого противостояния двух непримиримых лагерей – Майи Санду и её команды с одной стороны и партии социалистов с осколками олигархического режима с другой. Затянулась эта борьба на полгода, а триумф партии «Действие и солидарность» по итогам досрочных парламентских выборов стал фактически вторым этапом президентской гонки. Основными причинами успеха главы государства и лояльной ей политической силы, пожалуй, можно назвать то, что они смогли вновь вселить в жителей Молдовы надежду на лучшую жизнь и европейскую интеграцию. В результате впервые в истории нашей страны было сформировано единоличное проевропейское парламентское большинство, а также утверждён монопартийный кабинет министров. При этом внутриполитическое поле Молдовы стало менее разнородным, а прошедшие электоральные процессы лишь ускорили давно назревшее преобразование всего политического спектра. В течение пяти месяцев на долю нового правительства и президентуры выпало немало испытаний, первым из которых стал тяжёлый энергетический кризис. Его последствия спровоцировали колоссальный скачок цен на голубое топливо, ухудшение социального положения населения, а также дополнительные сложности для экономики и бизнеса. То, как власти в период второго полугодия выходили из кризисных ситуаций, обнажило отсутствие управленческого опыта и серьёзные проблемы с кадровым резервом правительственной команды. Нащупав множество уязвимых мест у власти, коллективная оппозиция довольно успешно стала вскрывать её недоработки и выталкивать на передний план грубые провалы. Таким образом, блок «Коммунистов и социалистов» сумел навязать части общества мысль о том, что правящая команда неспособна реализовать предвыборные обещания и хоть как-то улучшить социально-экономическое положение населения. В итоге к концу года социологические опросы стали указывать на стремительную потерю популярности правящей партией и президентом, в то время как оппозиция постепенно восстанавливает утраченные позиции. В то же время ПСРМ и ПКРМ в большой степени сосредоточены на внутренней перегруппировке, а также на поиске ресурсов и новых лидеров. С последними пока туго: социалисты решили не назначать нового партийного председателя и подвесили ситуацию, а коммунисты поняли, что без своего создателя пока никак и поэтому не нашли ничего другого, как переизбрать Владимира Воронина. Для подавляющего большинства проевропейских политических сил уходящий год стал поводом для глубокого переосмысления и возможного перезапуска. После того, как подавляющее число избирателей решило отдать свой голос партии «Действие и солидарность», многие из них стали аутсайдерами молдавской политики. Единственной реальной силой, которая ещё хоть как-то способна на реванш – это платформа «DA», активно критикующая действующие власти, временами даже солидаризируясь с коммунистами и социалистами. Характерно, что бывшие коллеги по блоку ACUM, равно как и другие представители проевропейских партий, принципиально не были допущены в правительственную команду – как полагают эксперты, из-за излишней самонадеянности правящей партии. Не исключено, что в течение ближайших месяцев власти всё-таки поймут, что без привлечения сторонних специалистов и представителей родственных политформирований не обойтись. Однако, если ситуация продолжит ухудшаться, и правительство Натальи Гаврилицы не будет справляться с вызовами, желающих ступить на борт тонущего судна будет не так уж много. Главной интригой будущего года, судя по всему, станет появление новых политических проектов на политическом небосклоне республики. Видным кандидатом на роль лидера нового политформирования можно считать нынешнего примара столицы Иона Чебана. Градоначальник пользуется достаточно высокой популярностью, эффективно раскручивая свою деятельность в СМИ и оппонируя центральным властям. Так что, в отличие от правого фланга, где пока нет заметных изменений в персональном составе, у левых сил, похоже, есть хоть какая-то надежда на появление новых «прим». К их числу можно отнести и башкана Гагаузии Ирину Влах, за которой уже давно стали замечать значительные политические амбиции. Подтверждением тому стали недавние заявления гагаузского лидера о своём праве принять участие в президентской гонке. Если этим планам суждено воплотиться в жизнь то, скорее всего, уже со следующего года башкана начнут готовить в качестве потенциального соперника Майи Санду на президентских выборах 2024 года. Нельзя обойти вниманием и унионистский политический сегмент. Стоит признать, что практически все политформирования этого профиля так и не сумели предложить гражданам каких-то понятных идей по реальному сближению двух родственных стран. Поэтому партия «Действие и солидарность» временно полностью замкнула на себя этот постоянно прирастающий контингент избирателей, которые не видят иной возможности вдохнуть жизнь в проевропейские перспективы государства, кроме как наращиванием сотрудничества с Бухарестом. Приднестровское урегулирование в этом году не принесло каких-либо сенсаций. Из-за большого числа вопросов, с которыми властям необходимо поскорее совладать, интерес к переговорам с Тирасполем постепенно угасает, и они плавно выпадают из перечня насущных задач. Более того, сейчас как никогда очевидно, что перспективы разрешения конфликта, так или иначе, связаны с широким региональным контекстом. Поэтому пока глобальные акторы не определятся со статусом постсоветского региона, самым лучшим решением для нашего руководства будет подморозить на некоторое время отношения с левобережьем, чтобы не втянуть себя в чужие игры. В целом 2021-й год в планетарном масштабе продолжил несколько ключевых трендов – таких как пандемия и переход к многополярному миру. Такие мощные международные вызовы являются катализатором поиска нового баланса сил между ключевыми державами. Наше региональное пространство, зажатое между евроатлантическим сообществом и реваншистской Россией, тоже часть этой глобальной трансформации. Так что наступающий 2022-й год может стать рубежным и положить начало историческим изменениям, которые захлестнут в том числе нашу республику и соседнюю Украину.
1