Внешнеполитическая близорукость Майи Санду угрожает интересам Молдовы

Главная / Комментарии / Внешнеполитическая близорукость Майи Санду угрожает интересам Молдовы
Президент сделала еще один шаг в сторону от нормальных отношений с Москвой, проигнорировав неформальный саммит СНГ в Санкт-Петербурге
Семен АЛБУ, RTA: Сегодня в северной столице России стартовал традиционный неформальный саммит глав государств СНГ. Как сказано на сайте Кремля, инициатор встречи – российский президент Владимир Путин. Хотя об этом не говорится официально, очевидно, что мероприятие приурочено к недавней тридцатилетней годовщине Содружества. Цели у собравшихся в Санкт-Петербурге лидеров серьезные: обсудить итоги председательства Беларуси в этом году, а также меры по укреплению взаимного сотрудничества и социально-экономическому развитию своих стран. Напомню, если вдруг кто забыл, Молдова также все еще является действующим и полноправным членом Содружества Независимых Государств – нравится ли это кому-то в правящей партии или нет. А потому перед госпожой президентом вновь встала дилемма, прямо как перед саммитом Крымской платформы: ехать или не ехать? На одной чаше весов проевропейский образ нашего лидера, который не особо хочется «портить» встречей с Владимиром Путиным, особенно в нынешней геополитической обстановке. На другой – национальные интересы республики, которые можно было бы продвинуть в ходе саммита, как на общих встречах, так и в отдельных беседах, причем отнюдь не только с Путиным. Мне, как и многим другим наблюдателям, было изначально понятно, что ни в какой Петербург Майя Санду, конечно же, не поедет. Интерес представлял лишь выбор «отмазки», которой будут прикрывать очередной игнор президентом российского направления внешней политики. Мудрствовать не стали. Оказалось, что первое лицо страны попросту не в курсе, было ли в принципе какое-то приглашение. Вообще есть уже такой феномен «утраченных писем в президентуре». То приглашение на годовщину Гагаузской автономии «посеют», то письмо тираспольского лидера не найдут. Похоже, на какую-то очень гнилую и достаточно глупую для такого уровня отговорку, если только у нашего лидера от переизбытка европейского духа не выработалась особая форма политического дальтонизма, где часть внутри и внешнеполитического спектра перестала быть видимой. Надеюсь, хоть корреспонденция от дорогих сердцу западных партнеров поступает бесперебойно. Еще одна представленная публике причина – пресловутое «отсутствие повестки». Это тоже такой универсальный предлог уже год не ехать в Москву. Надо думать, повестка, чтобы встречаться с главами, к примеру, прибалтийских стран, и не по одному разу за год, есть. С президентом Исландии, допустим – тоже. Просто представьте, какая богатая и разнообразная там могла быть повестка. Но вот как дело доходит до России – то нам сразу нужна какая-то мифически мощная программа визита. Хотя вопросов, которые можно и нужно обговаривать с Кремлем, множество, и большинство из них назовет даже обыватель, далекий от тонкостей нашей внешней политики. Это и энергетический компонент, важность которого эта осень показала более чем наглядно. Это и торговля, в первую очередь доступ молдавских товаров на российский рынок. Это и положение наших мигрантов. Это и приднестровское урегулирование, которому без России никогда конца и края видно не будет. И ведь самое что интересное – даже несмотря на все антироссийские акции новой власти, в Москве с ней до сих пор готовы говорить, на многое пока закрывая глаза. И договариваться на неплохих для нас условиях, как в случае с газовым контрактом. Однако вместо того, чтобы пользовать преимуществами участия в таких организациях как СНГ и ЕАЭС, мы почему-то продолжаем от них дистанцироваться непонятно во имя чего. Единственным последствием такой политической близорукости может быть только дальнейшее ухудшение отношений с Москвой. До какой степени? Ну, примеры есть. Кто у нас там показательно игнорирует участие в Содружестве или даже демонстративно покинул его, хлопнув дверью? Грузия и Украина. Неужели мы хотим таких же отношений с Москвой, как эти две страны? С другой стороны, не зря же мы с ними повязаны «Ассоциированным трио»… Во многом именно безответственность и узколобость президента привели к тому, что цена на газ для нашей страны драматически повысилась. Да, могло быть намного хуже, как мы видим – но ведь могло и лучше. На это недвусмысленно намекнул Владимир Путин, заметивший, что если бы Молдова продолжала сотрудничество с ЕАЭС, то могла бы легче решать свои проблемы, в том числе энергетические. Однако президент, по сути, поставила личные амбиции и имидж выше интересов страны – и продолжает это делать. Наверняка все-таки не без указки Брюсселя – надо же как-то поддерживать пестуемый европейскими политиками и СМИ сюжет о «героическом сопротивлении» Молдовы «давлению» и «силовой политике» России. Непонятно, как долго Москва будет держать открытыми свои двери для Кишинева. Но уже сейчас власти закладывают новые мины под двусторонние отношения. Взять тот же газовый контракт. Еще недавно руководство страны радовалось итоговым условиям и даже, скрепя сердцем, признавало, что Москва не ставила на переговорах политических требований. Прошло совсем немного времени, и что мы слышим: Майя Санду рассуждает о все том же пресловутом «российском давлении», а Наталья Гаврилица внезапно говорит, что вице-премьер Андрей Спыну не имел полномочий подписывать контракт с «Газпромом». Видимо, таким образом готовят почву для признания недействительным исторического молдавского долга перед энергетической компанией – и каковы будут последствия такого опрометчивого шага, гадать не нужно. В последнее время президент делает эдакие мини-отчеты по итогам первого года своего правления. Среди главных приписываемых себе заслуг – «активная внешняя политика и выход из международной изоляции». Однако о таком достижении очень странно говорить на фоне того, что теперь мы сами изолируемся от российского вектора. Мотивы этого – смехотворны и не выдерживают критики. Почему за год так и не появилось повестки визита президента в Москву? Можно ли называть такую внешнюю политику прагматичной и активной? И стоит ли портить отношения с Россией в текущих региональных реалиях, где неосторожный шаг грозит обернуться даже потерей государственности?  
1